Реклама*

Общие сведения:

Наука Колумбии

News image

сти естествознания и техники — университеты. Национальный университет К. имеет 5 научно-исследовательских институтов (в числе их...

Сельское хозяйство и животноводство

News image

Сельское хозяйство Поскольку в колониальный период (вплоть до ХIX века) развитие дорог вглубь страны никогда не являлось прио...

Погода в Богота

Авторизация




Колумбия
О стране - Будни Колумбии

колумбия

Шарль де Голь встречал зайчатиной. Па полях парижского аэродрома я насчитал трёх зайцев – в течение посадки. Чья-то неплохая идея – развести зайцев на аэродроме, не хватает только львов и кенгуру. Аэропорт огромен и дезорганизован, как в Мадриде: куча железа без искры божьей. Самолёты стоят в пробке на взлётной полосе. Провести ночь нужно в одном терминале, а на вылет - из другого: между корпусами курсируют круглые сутки огромные автобусы, перевозя всего-то по 1-3 человека. Если не хочешь опоздать на самолёт, выходить нужно за 1-2 часа до начала регистрации.

Водка в дьюти фри исключительно финская и польская – русской водки за кордоном, похоже, не бывает. В лучшем случае – украинская. А ведь её потребление растёт в Европах, только мы, как всегда, в стороне. Спиваемся сами вместо того, чтоб спаивать других.

Главное, что выясняется в Париже: английский больше не является обязательным. Я не могу переключиться на инглиш (нужно 5-10 минут), поэтому, не проще ли позвать кого-нибудь, кто говорит по-испански. И всегда такие люди быстро находятся, так что мы передвигались по запутанным кишкам Шарля де Голля без проблем. Испаноговорящие французы только удивлялись, зачем мы едем в Колумбию.

Мы, в свою очередь, удивляемся только тому, что нас пускают в самолёты: ладно, удалось пройти в Киеве (в Борисполе за 5 гривен позволили пронести фотоплёнки без рентгеновской просветки). Но ведь пустили и в Париже - в трансатлантический А310-340!

Да, к слову, здесь все попривыкли к самолётам, и никто не аплодирует посадке – только мы одни.

Недалеко от нас развалились 5 гопников - парамилитарис с французским гражданством. Листают журналы про оружие. Это как про тачки или про сотовые телефоны: на каждой странице 15-20 картинок с автоматами, пулемётами, пистолетами. Рынок оружия здесь, должно быть, очень развит. «Убивают по любому поводу, - объяснил нам один жизнерадостный программист в Боготе. - Недавно после какой-то локальной победы национальной сборной (по футболу) от радости перебили 200 человек!». …Виоленсия.

На борту Ира разговорилась с одной женщиной, у которой не было кисти правой руки - вспомнился анекдот из Интернета по этому поводу. На светофоре - людям, высунувшим руку с золотыми часами или дорогим перстнем из окошка (не хватает только сигары в этой руке) – так вот, этим господам анонимные члены колумбийской партии «Социальная справедливость» руки их отрубают! Пацаны из бедных кварталов на мотороллерах и с топориками. В Колумбии масса людей голодает и голодает не первые 100 лет.

Под конец 12-часового перелёта один из парамилитарис не удержался и покурил в туалете. Его только пожурила стюардесса-француженка. Хотя я слышал, за такие вещи с огромным штрафом русских отправляют из какой-нибудь Женевы обратно в Москву.

Дальше – больше. Во время посадки совсем ошалевший парамилитарис зачем-то вскочил с места, закатил шары и ни за что не хотел садиться. Его успокаивал и стюард, и стюардесса. Да, приходил даже капитан корабля, бросив штурвал! – ну, нет, ни в какую не хочет садиться.

И вот взбесившийся новообретённый француз (по паспорту) начинает кричать: «казлы, сукины дети, закопаю в сельве и т.п.». Парень явно не стеснялся, бросил со всей силы стаканчик с водой в бедного стюарда. Заплакал ребёнок, в голову которого угодил стаканчиком психопат. Но французы, конечно же, обосрались, - делает замечание моя жена. Парамилитариса не задержали, не отправили обратно в Париж – как будто ничего и не было: чудеса толерантности. Зато в Париже они созвали весь бывший в наличии полицейский персонал, чтобы уговорить меня отправить плёнки в адскую машину. Хай подняли неимоверный… А случись что серьёзное – поджимают хвост… Французики.

Хотя и французами их можно назвать весьма условно: говорят по-испански, как я уже заметил, и, судя по лицам: никакие они не французы - итальянцы, негры, арабы из Африки, выходцы из ЛА. Белый человек в Европе не работает, занят исключительно инвестициями, всё остальное – механическое пианино. И кто летает? – одни и те же жиртресты. Во всех аэропортах встречают их одни и те же таблички с названиями транснациональных корпораций: Intel, Deloite, BP и т.д. И это не шутки.

Нас встречает «колумбический человек», как говорит Джонни – аспирант из Патриса Лумумбы, в гости к которому мы едем. Боготинский программист держит в руках две большие фотографии: на них я и моя жена.

И хотя в книжных Москвы нет карт Колумбии и путеводителей по ней, она действительно существует - КОЛУМБИЯ. Мы 2 часа выезжали из Боготы: пробки. Город невысокий, по окраинам магазинчики, кафе, шиномонтаж - вроде бы всё как у нас. Но в России эти дела стараются спрятаться в дыру, замуровать поглубже, под крышу или, лучше, в подземный переход и т.д. – от холода – эти местечки у нас захачены, прокурены. И единственная радость – если сюда упадёт случайно лучик солнца: хач начинает блестеть, переливаться, как мухи на говне.

В Колумбии по-другому. Наоборот: всё на выставку, всё на воздух, в ярких красках, всё кричит: посмотри на меня! Солнце держится на небе недолго, а жара здесь – круглый год. Поэтому все хотят показаться друг другу, изо всех сил - наружу.

Престарелые авто, грузовики, автобусы с баулами на крышах – тот же музей на колёсах, что Куба… Хотя и на побегушках у гринго.

Город кишит велосипедистами. Шум, жарят каштаны, суета, краски – темнеет в 6 часов.

В наш автобус сразу же после выезда из Терминала контрабандисты загружают какие-то мешки. Мужик что-то объясняет нам про свой нелегальный бизнес. Между прочим, он сказал, что если пассажирам не нравится его логистика, мы можем убираться обратно в Терминал. Все кричат: дети, женщины, фильм на всю катушку. Бизнесмен, кажется, проповедует что-то в духе IPO – предлагает вложиться в его коммерческий гений. Никто не хочет.

Тогда коробейник в течение 2 часов достаёт разные штуки из своего чемодана на продажу: продаёт электронику, тот же хлам, что в подмосковных электричках. Забегает карлик-попрашайка – я, ещё не разбираясь в колумбических деньгах, дал ему слишком много. Жена резонно предположила, что нас убьют ночью. Нет – ничего не случилось, кроме того, что Иру всю дорогу (всю ночь) рвало: горные серпантины.

Живём мы хоть и в небогатом квартале, зато в доме – самом большом на улице, с самым высоким забором. Комнаты огромные, сбился со счёта, сколько здесь унитазов и душевых. Условия жизни прекрасные, цены тоже удовлетворительные. Маршрутка – 14 рублей, а такси – 70. Бензин – самое дорогое, как и везде, кроме Венесуэлы.

Просыпаемся с петухами, глядишь в окно – пальмы, соседи жарят на улице кукурузные лепёшки…

По утрам прилетают странные птицы вроде попугаев, сидят на окнах, смотрят на нас. Стало понятно, почему соседи готовят еду на улице – на дровах. Они бедны и у них нет денег на газ. В городе к нам иногда пристают наркоманы и нищие: они думают, что мы гринго. Лишь люди поумнее спрашивают, откуда мы: чувствуют разницу во внешности. Но в целом, конечно, трудно различить нас: бремя белого человека…

Говорю одной негритянке: «Я русский, Я не гринго». Нет ведь, возражает: «Всё равно, говоришь по-английски…». И ведь верно: все, кто говорит по-английски – американцы. Но я не говорю по-английски, только по-испански. Короче, путают с пиндосами. Нет ничего хуже. Заказал в одной швейной мастерской аппликацию: russo – авось поможет. Специально купил кепку, чтоб налепить вывеску (никогда раньше кепок не нашивал).

И попутно закупился локальной жёлтой прессой: криминал и т.п.

Думаю, что только на второй месяц, даст Бог, перейду на качественные газеты: «Liberal» или «El Pais»… Пока довольствуюсь «Q’hubo», и то в каждой заметке по 3 незнакомых слова. Но газетка что надо! Передовица: про мужика, который взял кредит, чтобы починить крышу, но в итоге потерял дом в пользу банка – очень актуально. После ареста недвижимости на бедного посыпались несчастья: обокрали машину, порезали сына, другой сын перенёс тяжёлую болезнь… В конце концов, он пошёл в церковь и попросил Господа помочь (между прочим, здесь даже по телику рекламируют католические службы поддержки, а пасторы разъезжают с гастролями по стране, дают концерты по специальному каналу: мы только движемся к этому при помощи поп-попа Кураева).

И случилось чудо: на следующий день родственники посоветовали страдальцу знатного адвоката - конечно же, отсудили дом назад, да ещё и обязали банк выплатить большую компенсацию. Нетрудно догадаться, что статья сопровождается рекламой …адвокатской конторы, выигравшей дело.

В первый же день встретились в гипермаркете (ничем не отличаются от российских) с русским мигрантом – Славой. Он уже 10 лет здесь, второй раз женат на колумбийке, двое детей. И объясняет миграцию тем, что в России он, инженер-электрик, только и выкапывал кабели – то есть лишал страну света. По плану Чубайса (контр-план ГОЭРЛО) – вернуться к царским временам, когда люди жили без электричества в деревянных домах при лучине и попах…

В Колумбии, наоборот: вместо того, чтобы выкапывать кабель, Слава его прокладывает… Говорит, главное отличие России от Колумбии в смысле элекроинженерии: здесь ни во что не ценят человеческую жизнь при разверстке электростей.

Спрашивает, не привезли ли мы чёрный хлеб, сало… Нет, мы ничего не привезли – слишком много времени заняла дорога. Ещё здесь проживает русская семья музыкантов. А так как с музыкальным образованием в Колумбии напряжённость (как и вообще с любым образованием), студенты приезжают к русским в Попаян даже из Боготы – чтобы взять пару уроков. Слава и сам, по всей видимости, устроился неплохо. У него фирма, 51 человек рабочих - немаленькая, недавно прикупил автобус, чтобы сдать в дорожный кооператив и т.д. Только вот выгнал в шею водителя: ворует, и автобус стоит без дела.

Кстати, Слава перевёз в Колумбию и родителей – купил им дачу. Правда, один раз они уже порывались вернуться в Россию, но пожив там какое-то время, передумали (они из Курска). Отец Славы отказывается учить испанский, только варит самогон и болеет за российскую сборную (местная водка – 30 градусов).

Правда, Слава в разводе. «Развод – это самый плохой бизнес, который я здесь сделал: оставил жене дом, машину и т.д.». До сих пор в материальном смысле не может прийти в себя.

В семье музыкантов тоже не все дома: старший сын бросил местный университет, так как сошёл с ума, и живёт в своём мире.

Чем беднее здесь люди, тем счастливее, - говорит Слава, мечтая, конечно, разбогатеть.

Во всём чувствуется Испания – колониальный стиль, барокко. Но в тоже время, что-то совершенно незнакомое: старые машины, грузовики, коллективизм в условиях города, низкие дома: 2-4 этажа, узкие улочки. Теология освобождения. Здесь другой католицизм – более наивный, чем в Европах, всюду наклейки девы Марии. Дети фотографируются с крестом в руках (в России мы предпочитаем - с азбукой).

Июнь – сезон дождей, и каждый день город промывается в течение 2 часов обильным ливнем, после которого как ни в чём не бывало, всё высыхает за 5 минут. Люди очень чистые, и почти никто не курит. По сравнению с Россией, с Испанией и даже со Швецией – здесь никто не курит. Дорого. И не пьют водку – тоже дорого.

Народ суетится на улицах, все что-то друг другу впаривают: конфеты, напитки, пирожки, пуговицы… Малый бизнес полным ходом. В каждом переулке десятки кафе, Интернет-кафе. Точки по продаже минут телефонных разговоров: просто, стоит человек с сотовым – за деньги он даст тебе позвонить. И таких сотоловчих - каждый второй. Рыночные институты, одним словом, достигли невероятной высоты. Это лишний раз указывает мне на рыночное завтра в России: без образования, без электричества, с малым бизнесом. Круговорот бессмыслицы и нищеты.

Люди забывают про кредиты, про горести, про долги соседям, живут как во сне, одним днём. Маленькие начальники маленьких делишек. Много детей. Дети заводятся в нищете и в достатке – в миддл-классовых семьях больше одного ребёнка не бывает.

И много-много машин, о которых так мечтали Хакамады-Парфёновы в СССР. Правда, это лишь кажется, что их много: на деле, у богатых по 2-3, подсчитал Фофанов. Опять же машины занимают много места и визуально это какой-то показатель развития - в России, по крайней мере, многие так думают. Спросишь кого, чего хорошего? Говорят: машины, банки! Тьфу-ты, здесь, в Колумбии особенно понятно, что банки и машины ничего не решают и ничего не значат для жизни. Как во всех банановых республиках здесь много ментов: на каждом шагу. Полицейское государство: полиция внутренних дел, полиция экономического развития, полиция по туризму, полиция сельского хозяйства…

«И чего он добился (про Славу)?! – возмущается дон Борис. – Целыми днями с протянутой рукой». Из кухни принимает вызов донья Вера: «Опять начинаешь! Просила ведь не говорить об этом». Выясняется, что родители Славы продали в Курске квартиру - им некуда возвращаться.

Запеленговали «Голос России», и надеются, что программа возвращения соотечественников, наконец, заработает. Они уже ходатайствовали один раз, но получили отказ по причине возраста. А может быть, и потому, как нуждаются в жилье, ведь не в общежитии им жить с таджиками – старикам.

«И как меня угораздило приехать сюда? - разводит руками дон Борис. - Банановая республика!». Донья Вера связывает переезд с усилением ельцинизма (1998г.). В детскую больницу, где работал Борис, целыми дивизиями поступали беспризорники, дети подземелья. А Славе светила Чечня, - оправдываются.

В результате Борис до сих пор никак не ассимилировался: почти невозможно пройти повторную аттестацию врача на испанском: здесь не используется латынь, совсем другие лекарства, далеко не Киевская школа и т.д. Даже лечить русских в Попаяне он не может: ведь в любом случае нужно направлять больных на анализы, на флюорографию какую-нибудь, понятно, что в местных клиниках его бумажки будут котироваться, как записки сумасшедшего. Возраст, к тому же, подходит.

И всё-таки Славин авантюризм, плюс, вероятно, коммерческая жилка матери: здесь они пытались даже вести свой ресторанчик… «За русских, за непокорных!», - сквозь туман доносится голос доньи Веры.

Сближаемся в политических взглядах. Выпили и за Сталина. Родители Славы – на 100% советские (пожили в Якутске, военном городке в Узбекистане, потом – в Курске). «Мы ко всему подходим с советскими мерками». Конечно, на Путина очень рассчитывают. Всё спрашивают нас, какой он – не из говна ли? Я докладываю, что Россия сегодня всё больше походит на Колумбию: и жить в охраняемом коттеджном посёлке (где арендует Слава) – престижно. По российским меркам у Славы здесь всё отл., - успокаиваю чуть ли не плачущих родителей, - коттедж, ребёнок сидит с няней, «свое дело», автомобили, автобус в кооперативе.

Когда пили «за Путина» (по предложению Нины, «чтоб в России всем была работа»), я поперхнулся, чего со мной вообще-то не бывает. Это «Эхо Москвы» во мне отзывается. Путин не в то горло.

Колумбия – американская колония, рынок сбыта барахла, и поставщик ресурсов, плюс региональный агент против Венесуэлы, Эквадора и пр. – своего рода Израиль. Здесь, как и в России, бурный непрерывный экономический рост: рынок автомобилей (как и в России, с помпой собирают иномарки), банковский сектор, финансовые услуги, платная медицина, образование и т.д.

Не на шутку разыгрался малый бизнес, и пообедать в ресторанчике, действительно, не дороже, чем дома. На каждом шагу Интернет-кафе, базарчики, мастерские, индейцы, продающие сладости, какие-то экзотические пирожки – из фильмов про хоббитов (завёрнутые в капустные листы). Идёт непрерывный обмен нищетой… Нищие на каждом шагу. Единственное, здесь отверженные не кучкуются как в России группами, а напротив «отмораживаются» (при местном-то климате!) в одиночку.

Поговорили мы и с молодежью: дети богатых мечтают свалить в Австралию. Беднякам остаётся бухать и жевать коку. Глядишь: вроде нормальный парень, знает, где находится Россия, слышал про Карибский кризис, надеется на наш ядерный потенциал. И …на каждом втором слове: «Вы не пробовали кокаин? Здесь очень дешёвый». Кстати, он думает, что в России говорят на немецком. Ну, да ладно: у нас тоже не все, наверное, знают, что язык какой-нибудь Бразилии – португальский.

P.S.

В самолёте полистал «Economist». На последней обложке всё тот же Горбачёв: рекламирует какие-то чемоданы, никак не угомонится (хвалёные западные ценности - чемодан, Шереметьево, Лондон, и колумбийские наркотраффиканты там же…).

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

История, культура и традиции Колумбии:

News image

Помидорный праздник в Колумбии уходит корнями в Испанию

На юго-западе Колумбии в небольшом городке начался праздник Томатина . Специально к фестивалю на трейлерах доставили более 100 тонн перезрелых поми...

News image

8 марта колумбийским мужчинам запрещено выходить на улицы

В Международный женский день 8 марта мужское население столицы Колумбии должно оставаться дома. С таким заявлением выступил мэр Боготы Антанас Моцку...

News image

Маркес из Картахены

У Габриэля Гарсиа Маркеса в Картахене есть дом. Но «в связи с преклонным возрастом и ухудшившимся здоровьем» (как сказано в его биографии) бывает он...

Города Колумбии:

News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image
Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomlaVision.Com
Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomlaVision.Com
  • Пиратские хроники

    Пиратские хроники

    Согласно преданиям первым, еще в 1544 году, на город напал Роберто Баал — француз фламандского происхождения. Его к берегам Картахены привел жаждавший мести местный моряк.

Достопримечательности:

Фернандо Ботеро подарил Колумбии два музея

News image

С верой в лучшее будущее родины, погруженной в мучительный кризис, знаменитый художник Фернандо Ботеро подарил Колумбии собрание картин и скульптур,...

Анды или горный регион

News image

Горная система Анд на территории Колумбии разделяется на три параллельные горные цепи Кордильер, формирующие крайне разнообразные природные услови...

Сан-Агустин-археологический парк

News image

является крупнейшим религиозным сайта и мегалитические структуры в Южной Америке, который показывает жизнь и воображение людей, живущих в северных А...

Рассказы туристов:

От Магдалены до Ориноко. Подготовка

News image

Я только что вернулся и поездка еще в настоящем, просыпаясь дома в Сантьяго, я не сразу понимаю где я, а потом под вечер, наедине с собой, чувству...

Кали

News image

Едем в сторону Кали. Вдоль дороги, в тени банановых деревьев - плантации кофе. Глядя на еще зеленые, промытые недавним дождем плоды, не могу не вспо...

Рассказ. Поющие киты

News image

Горбатые киты или киты yubarta приплывают к Тихоокеанскому побережью Колумбии в середине года - с июля по октябрь, из Антарктики, для размножения ...